point +7(495) 639-94-84

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КЛУБ им. ОКРО ОКРОЯНА

Рубрика "Поэзия Окро Окрояна". Стихотворения "Хочу жить", "Несовершенное" и "Помоги мне, Боже"

В преддверии дня рождения армянского поэта Окро Окрояна (1939-2003) представляем вашему вниманию три записи его стихотворений, которые читают директор Музея Ар Деко Алла Фёдоровна Бабан, заместитель директора по научно-исследовательской работе Маргарита Николаевна Городова и дочь поэта, заместитель директора по административной работе Асмик Окроевна Окроян.

okroyan

Творчество армянского поэта соединило в себе как старинную армянскую поэтическую традицию с её торжественностью, возвышенной духовностью, презрением к житейской суете, так и влияния поэтических течений XX века с их творческой дерзостью, метафоричностью и ассоциативностью письма. Чрезвычайно привлекательна рельефно выступающая в стихах личность поэта, оставшаяся чуждой озлоблению постсоветских времен, любой социальной и межнациональной ненависти, партийной узости, тщеславию и житейской корысти.

Рубрика «Поэзия Окро Окрояна». Стихотворение «Рассветный луч коснулся Абула», 2002 г.

В преддверии 80-летия со дня рождения армянского поэта Окро Окрояна (1939-2003), отца основателя Музея Ар Деко Мкртича Окроевича Окрояна, мы продолжаем вести рубрику, посвящённую его поэзии. Сегодня представляем картину Вильгельма Котарбинского (1849-1921) «Девушка среди мальв» из личной коллекции М.О. Окрояна и стихотворение его отца «Рассветный луч коснулся Абула».

Творчество Окро Окрояна соединило в себе как старинную армянскую поэтическую традицию с её торжественностью, возвышенной духовностью, презрением к житейской суете, так и влияния поэтических течений XX века с их творческой дерзостью, метафоричностью и ассоциативностью письма.

 

girl-between-hollyhocks

 

РАССВЕТНЫЙ ЛУЧ КОСНУЛСЯ АБУЛА

Постоянно я думаю о тебе,
в глубинах души скрывая свой непокой.
Ты – распустившийся нежный цветок,
но эта нежность жжёт моё сердце тоской.

Прости безумство желаний моих,
прости мои бедные речи, застывшие на языке.
Мгла охватила Абул, но я
всё пытаюсь увидеть твой лик в потемневшей реке.

Увы, я немолод, и потому
последние бури любви я проживаю с трудом,
Безрассудно внемлю дальнему зову
и снова на склоне лет покидаю родимый дом.

Никакие лиры или свирели
нынешней ночью так не печалят меня,
Как моё перо, выводящее строки,
которым река подпевает, в ночи звеня.

Сердце моё от тоски сгорает,
ведь я покинул тебя далеко-далеко,
И нет мне прощенья – лишь в сладком детстве
любые ошибки нам прощались легко.

Мой сад нагой морозом охвачен,
и воспоминания лишь усугубляют тоску,
И кажется: светлых дней я не видел
и никогда не встречал весны на своём веку.

Ныне друзей у меня не осталось,
а значит, напрасно все годы жизни прошли,
Бессонница мучит, и по лицу
ущелья старости там и сям пролегли.

А в твоей округе едва пробилась
нежная зелень трав, разбуженная весной.
Благословляю и жду – когда же,
подобно тополю, ты зашелестишь надо мной.

Мы все слыхали о тех супругах,
которые вместе прожили трудные дни
И потом весь век провели в согласье, –
моря своей любви не смогли исчерпать они.

Взгляни, любимая, луч рассвета
уже коснулся Абула, а нас ожидает закат.
Но жатву любви мы ещё не сняли,
и все затаённые речи, я верю, ещё прозвучат.

11.08.2002

Рубрика «Поэзия Окро Окрояна». Стихотворение «Пришёл я спеть твою неспетую песню»

Мы продолжаем знакомить вас с произведениями армянского поэта Окро Окрояна и картинами из коллекции его сына, основателя Музея Ар Деко – Мкртича Окроевича Окрояна. Сегодня в рамках еженедельной рубрики «Поэзия Окро Окрояна» представляем стихотворение «Пришёл я спеть твою неспетую песню», наполненное светом ослепительного полуденного солнца, и летнюю, мерцающую картину Павла Шмарова «Чаепитие на берегу реки», которые опубликованы в сборнике избранных произведений поэта, представленном в музее.

 

20827375_original

 

ПРИШЁЛ Я СПЕТЬ ТВОЮ НЕСПЕТУЮ ПЕСНЮ

Ты прохлаждала мои уста,
в уме мерцала строкой, лучом полуденным жгла.
Песней надежды, призывным криком,
цветущим полем моим и домом моим ты была.

Знаешь ли, кто полюбит тебя?
Словно взыскуя ответа, ты смотришь вдаль.
Твоя прошлая жизнь – как древний пергамент,
и она же ныне свежа, как цветущий миндаль.

Ты свежа, подобно строке обновлённой,
и, как солнце, служишь источником бытия.
Ты должна в себя вобрать, словно песня,
все кипучие вина, которые сделал я.

Ты – рифма и слог, ты – сияние неба,
ты – всё то, что в жизни светится и влечёт,
Ты воскресаешь, подобно виденью,
и лишь тебе я дам в своих деяньях отчёт.

Ты – кувшин из глины и чаша златая,
ты – целый погреб вина, которым упился Ной,
Но даже твои стойкость и сила
порой поддавались обманам жизни земной.

Твоя любовь окутала сердце
бесконечной тоской, но и смех поселила в нём.
Трепеща, я раскалываюсь от боли:
о, почему я не скрыл тебя раньше в сердце своём?!

Воспоминанья, воспоминанья –
то горько-солёные, то заставляющие рыдать,
То уносящие в беспредельность,
и только ты во мне умеешь их пробуждать.