point +7(495) 639-94-92

Гений художественного стекла Рене Лалик

← Предыдущая Следующая →

6 апреля 1860 года родился Рене Лалик, французский ювелир, гений художественного стекла. Как пишет Уильям Харди, «он получил смешанное образование в сфере искусства и ремесла: после смерти отца в 16 лет стал учеником ювелира – золотых дел мастера, в то же время обучаясь в Школе изящных искусств». Лалик был смелым экспериментатором в работе с цветными камнями, эмалями, различными сплавами металлов – действительно революционером ювелирного искусства. Помимо украшений, сказочных, новаторских ваз и светильников он создавал потрясающей красоты флаконы для духов, напоминающие воплощение грёз.
 

RAS0Db8GUjc

Рене Лалик. «Сюзанна», 1925


Рене Лалик был готов работать с самыми разными материалами, которые помогали ему достичь нужного эффекта. Помимо всевозможных металлов он применял стекло, оникс, хрусталь, эмаль, перламутр, слоновую кость и даже рог. Уже с 1892 года Лалик начал свои технические исследования прежде всего в области эмали и стекла. Стекло – недорогой, доступный материал – использовалось мастером для трёхмерного изображения крыльев насекомых, птиц, цветов и человеческих лиц. Позже он говорил: «...я должен был дойти до крайности, чтобы отказаться от всего, чего достиг прежде. Я работал неуклонно: рисунок, моделирование, выполнение технического исследования и экспериментов всех видов, всегда решал добиваться результата и создавать что-то совершенно новое».

Рене Лалик использовал женские фигуры в качестве элемента украшения, следуя забытому примеру ювелиров Ренессанса. Одухотворённые рукой мастера и прозрачностью стекла, в работах Лалика они превращались в нифм – любимый поэтический образ Шарля Бодлера и Стефана Малларме. Кажется, своей грацией и пластичными линиями они вторят гармонии природы, становясь при этом её предельным воплощением.

Рене Лалика называли «Роден прозрачной скульптуры» – за его абсолютное, почти алхимическое владение стеклом и хрусталём. Николь Марич-Авиленд, внучка Лалика, в фильме о нём сказала: «Всё, к чему он прикасался, становилось другим, не похожим на земное».
 

okLVbid3-Z0

Рене Лалик, 1924. Ваза из коллекции Музея Виктории и Альберта, Лондон